Домой » Компании » Обременение или преимущество? Социальные проекты — важный тренд в бизнесе

Обременение или преимущество? Социальные проекты — важный тренд в бизнесе

Нужны ли компаниям социальные проекты, если они не сулят прибыли? Как просчитать отдачу от них? И можно ли вкладываться в развитие общества по велению сердца?

С извлечением прибыли или без?

Это в советские времена социальная нагрузка была обязательной спутницей бизнеса. Правда, слова такие тогда не употреблялись, но предприятия работали в большинстве своём с прибылью — значит, бизнес был. Они вкладывались в инфраструктуру городов, содержали детские сады, пансионаты, то есть выполняли социальную миссию, не считая её нагрузкой. Затем идеологи 1990-х стали избавлять оставшиеся в живых осколки индустрии от «непрофильных активов», как называли социальные объекты, внушая: бизнес без прибыли не существует.

До сих пор у нас не очень-то вспоминают собственный опыт. Зато заграничные примеры становятся образцом. И в этом случае речь идёт уже не о нагрузке, а о социальных проектах компаний и корпораций или их социальной ответственности.

Но даже обращение к западным примерам апологетами идеологического наследия 1990-х воспринимается в штыки. Так, на одной из сессий XXIII Петербургского международного экономического форума, которая называлась «Государство и бизнес в социальной сфере: в поисках новых точек роста», губернатор Ульяновской области Сергей Морозов напомнил, что «в Европе крупные корпорации активно реализуют проекты в области образования и здравоохранения без бизнес-составляющей».

«То есть не извлекают прибыль, а делают всё, чтобы развить потенциал человека, сделать его здоровым, культурным, образованным. Вот у нас, у наших крупных корпораций, это просто редкость», — посетовал он.

«„Бизнес не должен заниматься извлечением прибыли“ — это сам по себе тезис парадоксальный. В экономике существуют законы, которые нарушить нельзя», — обрушился на него вице-президент Сбербанка Михаил Чачин.

Ответственность перед обществом

Между тем социальная ответственность бизнеса — это даже не воспоминания о советском прошлом, а современный мировой тренд.

Ян Петер Балкененде, в прошлом премьер-министр Нидерландов, а ныне партнёр компании EY по вопросам корпоративной социальной ответственности, к примеру, убеждён: «Получение прибыли и благополучие компании — далеко не единственные цели коммерческих организаций. Они также ответственны перед обществом, и поэтому должны заботиться о создании лучших условий жизни для будущих поколений».

Наше государство настоятельно пытается донести этот нехитрый посыл до предпринимателей. Повысить степень их вовлечённости в социум — это задача, сопоставимая по важности с привлечением инвестиций в экономику и промышленность.

За последнее время с разных трибун президент Владимир Путин не раз упоминал, что бизнес не должен забывать о социальной ответственности. Вот, к примеру, его цитата с заседания Госсовета в апреле 2018 года: «Понятно, что прибыль — это для бизнеса главный приоритет. Но это не должно достигаться любой ценой. Вы знаете, почему я говорю об этом сегодня. Почему так важна ответственность бизнеса перед людьми и перед обществом. Нельзя быть временщиками».

Многие эксперты считают, что президентские нацпроекты встряхнули российскую бизнес-элиту в том смысле, что заставили её переосмыслить восприятие социальной сферы как нежелательной нагрузки. Ну или хотя бы начать переосмыслять.

Игорь Каграманян, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике, называет нацпроекты связующим звеном, которое «объединяет и бизнес, и государство в реализации задач социальной сферы».

Отечественный опыт

Есть разные оценки социальной нагрузки бизнеса. Одни аналитики рассматривают все затраты на персонал, экологию, развитие местных сообществ и прочее, в том числе вынужденные, регламентированные законодательством. Другие исключают последние. И тогда получается, что социальные инвестиции российских компаний составляют 4% от объёма продаж (данные 2016 г.). Много?

Как правило, крупные структуры с государственным капиталом сохранили былые традиции, обогатив их новациями современной мировой практики. На недавнем форуме «Атомэкспо», который прошёл уже в формате важного международного мероприятия отрасли, одна из сессий была посвящена развитию территорий присутствия. И иностранные участники с интересом слушали выступления представителей компаний российской госкорпорации «Росатом», которые рассказывали об опыте развития «атомных городов».

В северных моногородах страны, выросших по мере освоения месторождений нефти, газа, угля, практически вся инфраструктура создаётся их разработчиками. Спорт, творчество, детский досуг тоже, как правило, существуют благодаря компаниям, ведущим здесь свою деятельность.

«ФосАгро» открыла медицинские центры, реализует образовательные и детские развивающие программы. Участвуют в них не только работники компании, но и все жители Мурманска и Череповца — городов, в которых находятся предприятия компании. Кроме того, строится социальное жильё, модернизируется городская инфраструктура. Ежегодные вложения в социальную сферу — 2,5 млрд руб.

Вложения «Русской медной компании» (РМК) за последние 5 лет составили 4,6 млрд руб. В населённых пунктах, по соседству с которыми расположены её предприятия, построены спорткомплексы, детские сады. В одном только Карабаше Челябинской области и на одну только разработку проектной документации для реконструкции центральных улиц и благоустройства территории запланировано 100 млн руб. на 3 года, из которых 40 млн уже освоено.

Две части уравниваются

И всё же с точки зрения бизнеса социальная сфера подчас воспринимается как что-то обременительное, «что-то, что можно положить в пассив, а не в актив», считает президент «Деловой России», председатель совета директоров «Р-Фарм» Алексей Репик.

Бывает, по его словам, что менеджмент и хочет расширить социальные программы, но опасается, что это снизит дивиденды акционерам и те останутся недовольны.

«Мы должны понимать, что в новой экономике и вопросы инвестиционного климата, и вопросы глобальной конкурентоспособности компаний — это почти всегда вопросы, связанные с умением и возможностью раскрыть потенциал наших людей», — говорит он.

И в этом смысле идеология того российского бизнеса, который уже показал себя в социальных проектах, объединяет в себе две стороны одной медали: рациональную западную и иррациональную нашу.

Классически западную позицию, когда всё скрупулёзно рассчитывается, в том числе и репутационные преференции, представил на ПМЭФ председатель совета директоров «ФосАгро» Ксавье Роле: «Это повышает знание о вашей компании в том регионе, где вы работаете. 2,5 млрд руб., которые мы ежегодно инвестируем в социальную сферу, — это не убытки. Это то, что мы делаем на благо наших людей и на благо наших акционеров в конечном итоге. Это всё повышает инвестиционную привлекательность компании».

Последнее обстоятельство, по его словам, крайне важно, потому что 22% всех финансовых активов в мире пассивны. Их нужно инвестировать, но сегодня, чтобы привлечь инвестиции, важно следовать тем принципам, которые ставит государство: сделать окружающую среду более здоровой и чистой и сделать социальную среду более приветливой для людей.

Если рассматривать это как уравнение, в котором после знака равенства стоит благополучие компании, то на примере Мурманска и Чебоксар видно, что это действительно уравнивается, считает Роле.

В одной лодке

Альтернативную — чисто русскую — идеологию исповедует другой отечественный производитель, где у руля стоит российский менеджмент. Уже в конце дискуссии о роли государства и бизнеса в социальной сфере эта точка зрения прозвучала из уст вице-президента по кадровой политике и социальной ответственности РМК Анны Шабаровой: «Поддерживать территорию присутствия — это в геноме русского человека. Это было всегда и сейчас идёт от сердца акционеров».

Она пояснила, что предприятия РМК, как правило, находятся в удалённых небольших населённых пунктах, в которых завод или обогатительная фабрика компании являются единственной точкой роста территории: «Мы отлично понимаем, что мы в одной лодке: компания, государство и общество. Поэтому иного пути, кроме как сотрудничать для улучшения качества жизни людей, у нас нет».

Для этого РМК и её предприятия, как пояснила она, заключают с администрациями муниципальных образований договоры о социальном партнёрстве. По ним оказывается адресная помощь нуждающимся, реализуются комплексные программы развития территорий. Последние включают и помощь в содержании и строительстве социальных объектов, а также благоустройство, проекты в сфере образования, культуры и массового спорта.

Сегодня в каждом своём отчёте публичные компании уделяют существенное внимание вложениям в человеческий капитал, экологию, социальным проектам на территориях присутствия. Это важная тенденция, потому что большие компании задают цели. И во многом их «правила хорошего тона» становятся ориентиром для всех остальных. Те, кто поменьше, понимают: таков современный тренд, хочешь быть успешным в бизнесе — вписывайся в него. И стремятся вписаться, внося тем самым свою лепту в улучшение качества жизни в стране. А оно, как требует президент, должно стать таким, чтобы «люди хотели сюда приезжать жить».

Источник

Проверьте также

Плюс 2% ежегодно. «Роснефть» вошла в топ-10 крупнейших нефтяных компаний

На годовом собрании акционеров «Роснефти» был дан старт промышленной эксплуатации нового месторождения – Западно-Эргинского. Собрание …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Comments links could be nofollow free.